1954 – 2014: Сказка о «мешке картошки»

[ad#content]
Крым в 1954 году передавался Украине не

 

спонтанно, а глубоко обдуманно.
©Shutterstock

©Shutterstock

 

 

 
 

 

 

Симферополь – Год назад в эту фразу в своей речи в Георгиевском зале Кремля Путин вложил весь свой пафос: Крым в 1954 году передали Украине, как мешок картошки! Фразу не забыли. Через год ее в Крыму повторяют «герои крымской весны», и даже «не герои весны», а просто стоявшие рядом в «героями», как например, известный псевдо-журналист и псевдо-общественный деятель Григорий Иоффе. Поэтому сегодня, чтобы установить истину, не лишне будет посмотреть «фактам прямо в глаза», как говорят.

А факты – вещь упрямая. Как только Путин, московские депутаты, «историки» разных мастей, и просто «сознательные русские», типа «ночных волков» кровожадного «хируга-залдостанова» не фальсифицировали историю 1954 года, но правда остается правдой. Крым в 1954 году передавался Украине не спонтанно, а глубоко обдуманно. И хоть инициатором решения был, естественно, тогдашний политический лидер Никита Хрущев, искавший оптимальное решение проблемы, унаследованной им от Сталина, но официальное решение принято совсем не им. Поэтому «подарок», даже «спьяну» – это просто пьяные миражи нынешних шовинистов. История делалась тогда, и должна делаться сейчас совершенно иначе, и те, кто этого не усвоил, – ой, как много их сейчас в путинской России! – вскоре пожалеют о своей ошибке. 

Официальные документы, которые были подготовлены в 1954 году в соответствии с тогдашним законодательством, были проголосованы единогласно всеми имеющими отношение к делу представительными и исполнительными органами, –  а иначе и быть не могло в период формирования повышенной персональной ответственности в послесталинский период! – и подписаны по тогдашним правилам.  Владимиру Путину тогда было 2 года, он этого дня не помнит, конечно, так хоть бы книги почитал.

Особенности Крыма в 1954 году

В 1954 году Крым, лишенный трех четвертей своих исконных жителей и населенный россиянами, не умевшими жить в нем, загибался от российской лени. Здесь капуста не растет и картошка не родит, зачем ты нас сюда привез? – кричали в глаза Хрущеву российские переселенцы, уже собравшиеся уезжать обратно в Россию, – вспоминает его зять Алексей Аджубей, на то время главный редактор «Известий». А что, разве Хрущев виноват? Разве он выселил крымских татар? Разве он выселил армян, греков, немцев и болгар? А расхлебывай теперь кто – Хрущев?

Хрущев был больше других подготовлен к власти в тот период, он был более ответственный и более изобретательный, менее всего пораженный сталинизмом

 

 

Хрущев среди послесталинских вождей стал лидером не просто так. Это понимают те аналитики, кто внимательно прочел хрущевские выступления и книги Аджубея, все-таки талантливый был журналист.  Хрущева выдвинуло на первый план само время, потому, что Хрущев был больше других подготовлен к власти в тот период, он был более ответственный и более изобретательный, менее всего пораженный сталинизмом. Он понимал, что во время сталинщины Советский Союз хоть и изобрел атомную бомбу, но изобрел ее в «шарашке», а изготовил в ГУЛАГЕ. На лицо было катастрофическое технологическое отставание СССР от всего мира.  Это совсем не то, как если бы он изобрел бомбу в свободном КБ, а изготовил ее на свободном заводе. И что бомбой сыт не будешь, позарез нужен «простой продукт», при котором стране не нужно даже золота, как писал Пушкин. Страна устала после войны и сталинщины, страна хочет жить нормальной жизнью, а не бомбой. Но именно этого-то «простого продукта» для жизни людей хваленый СССР произвести был не в силах. Пусть не предметов роскоши – автомобилей, но простых предметов повседневной жизни – не было одежды, не было мебели, не было жилья, не хватало продуктов! Хрущев больше других чувствовал не только необходимость реформ, но больше других понимал, какими именно эти реформы должны были быть.

Это вывод подтверждает весь ход послехрущевской истории СССР. Когда доверчивого Хрущева октябрьский пленум 1964 года снял со всех должностей, обвинив в том, что страна печет хлеб из кукурузы, это было шагом назад, но в то же время и шагом вперед, поскольку впервые лидер страны просто был отправлен на пенсию, а не убит и не отравлен. Так вот, после его свержения, ни один теоретик не написал в сослагательном наклонении – а что бы было, если бы после Сталина лидером страны стал не Хрущев, а кто-то другой. Никто не написал, потому – что не было иной альтернативы! И никто лучше Хрущева бы в те годы с управлением страной не справился бы. Ошибки и характер Хрущева – это другое дело. Главное в том, что только Хрущев мог преодолеть тот экономический, политический, духовный, социальный и гуманитарный кризис, в который попал СССР в результате правления умершего (отравленного?) «Непревзойденного менеджера» лагерей смерти Сталина. Это надо понимать сегодня.

Крым в составе Украинской ССРКрым в составе Украинской ССР

 

 

 

 

 

Идея передачи Крыма Украине в 1954 году была решением проблем возрождения убитого депортацией Крыма, и решением множества других проблем страны, гениально найденным Хрущевым! И если бы это было не так – с ней бы просто не согласились не только тогдашние лидеры в Москве, но и в Украине, Хрущев на то время обладал всего лишь силой убеждения, но не силой принуждения равных себе чиновников. Сама идея была в корне эффективной и оптимальной и для Крыма, и для страны для середины 50-х годов. Против нее тогда ни у кого не возникло достойных аргументов. Поэтому ее приняли все. А правовое оформление ее, методика и технология передачи уже было делом техники, делом других людей, и не имело сущностного значения. Как бы там ни было, но после передачи Крыма Украине «Крымская правда» в Симферополе полосами печатала хвалебные отзывы о мудром решении партии и правительства, и ни у кого не было сомнений в ее правильности, и никто не сравнивал Крым с «мешком картошки». Нет надобности повторять, что сделала Украины ля Крыма после передачи, это уж много раз описано – и строительство и возрождение преданного адмиралом Октябрьским Севастополя, и химический комплекс, и не просто восстановление, но развитие промышленности на новом технологическом уровне, и решение жилищной проблемы, и возрождение образования, и совершенно новый виток развития аграрного комплекса, основанный на возможностях орошения по Северо-Крымскому каналу, что удвоило производство аграрной продукции. Такого рывка, какой сделал Крым после войны в составе Украины, не знал ни один регион всего СССР. Более того, если бы на то время такая передача не осуществилась, и Крым остался в составе России, то он не смог бы достичь таких темпов и такого уровня развития, которые он имел в 1954—1964 годах в составе Украины.

Технология передачи

Когда Крым передавали Украине, никто не чувствовал себя оскорбленным или униженным, потому что решение обсуждалось в печати заранее, все об этом знали загодя, а не узнали, проснувшись утром, что какие-то бандиты без опознавательных знаков захватили их органы власти

 

 

Что касается самой технологии передачи в 1954 году, то в отличие от 2014 года никто из крымчан не почувствовал дискомфорта – никто не менял паспорта и гражданство, никакие «войска спецопераций» не захватывали ночью, как воры, разбив стекло в двери, зданий облсовета и облисполкома, никто не менял деньги, никто не был вынужден стоять в очереди, чтобы оформить пенсию, страховое свидетельство или какой-то там никому не нужный СНИЛС. Никто не чувствовал себя оскорбленным или униженным, потому что решение обсуждалось в печати заранее, все об этом знали загодя, а не узнали, проснувшись утром, что какие-то бандиты без опознавательных знаков захватили их органы власти. Никто не чувствовал дискомфорта, не было «предателей», никто не уезжал из Крыма, не было беженцев, никому в связи с передачей не запрещали въезд в Крым, никого не шмонали на границе, и никто по 40 часов на 40 градусной жаре не стоял в очереди на паром, чтобы попасть в Крым или уехать из Крыма. Наоборот – появилось много рабочих мест, люди ехали в Крым и работать, и отдыхать. И никто не назначал несмышленых девчушек прокурорами, и выпускники военных училищ не становились председателями облисполкома, и погрязшие в кредитах прорабы не имели шансов возглавить облсовет. 

Никто не блокировал аэропорт, товаров в магазинах стало не меньше, а больше, и они были по той же цене, никто после присоединения не обеднел в два раза, как сейчас все крымчане.  Не было никакой «национализации», и первые лица облсовета и облисполкома, не как Аксенов и Константинов, не обогатились за счет смены государства настолько, что готовы отказаться от зарплаты кто наполовину, а кто и совсем! И не было в 1954 году никакого Темиргалиева, который бы мог украсть три центнера золота в банке. «Крымская правда» на тот момент радовалась передаче Крыма Украине и рассказывала, какие новые прекрасные перспективы открылись для области, и никому и в голову не приходило, что он – «мешок картошки». И никто не говорил о нарушении международного права, и нарушениях прав человека, и все мировое сообщество признало эту передачу.

Да, появилась украинская школа, пока единственная на весь Крым, но разве крымчане от этого стали глупее? Сколько языков ты знаешь, столько раз ты человек, выходит крымчане были людьми один раз, а после 1954 года, те, которые окончили украинскую школу, стали людьми вдвойне, так разве это хуже? Я и сейчас могу назвать людей, которые, закончив украинскую школу, сделали головокружительную карьеру, которая, возможно, раньше была бы им не под силу. Это плохо?

Именно решение Хрущева сделало Россию и Украину сестрами, и «единой сплоченной нацией», как сейчас говорит Путин, в то время, как его аншлюс привел к тому, что уже твердо решено – никогда мы не будем братьями!

 

 

И не было никаких незаконных вооруженных формирований, типа «самообороны», за которой сегодня большой шлейф убийств, грабежей, разбоев, пыток, незаконных похищений людей, незаконных лишений свободы. И никто не снимал лживых фильмов о том, как мудрый вождь руководил нарушением целостности суверенного государства. На улицах не стояли «Уралы» с автоматчиками, не ездили бронетранспортеры и танки, никто не блокировал военные части, не избивали и не грабили журналистов, и не обыскивали прямо на улице. И никто не преследовал церкви, и не изгоняли из Крыма священников, и никто не минировал Перекоп и Чонгар. 

И как это ни странно, но именно это тогда и сделало Россию и Украину сестрами, и «единой сплоченной нацией», как сейчас говорит Путин, в то время, как его аншлюс привел к тому, что уже твердо решено – никогда мы не будем братьями!

Реалистичная картинка февраля—марта 2014 года

Недавно Илья Мильштейн сравнил аннексию Крыма с грабежом среди бела дня.  Пользуясь терминологией Путина про «мешок картошки», можем изобразить, как это было в реальности в 2014-м, но никак не могло быть в 1954 году. 

Жил-поживал как-то один человек. Вырастил он на огороде картошку, собрал урожай в мешок и собрался нести домой, да вдруг занемог. Стоит и раздумывает, как же ему справиться с этим делом. И тут к нему подбегает здоровенный амбал с трехцветным флагом, бьет мужика, тот падает, он хватает мешок картошки и с ним убегает. Соседи кричат: ты вор, ты бандит, ты зачем нашего соседа обидел!  А он им отвечает: а я слышал голос картофелин из мешка, они мне шептали – забери нас к себе. И вообще – это сакральный мешок, мне картошку есть завещал еще князь Владимир, когда крестился в Херсонесе. Вот так эта история с «мешком картошки» выглядит со стороны не только всех соседей, но и со стороны Гаагского трибунала.

Валентин Гончар, крымский политолог , специально дляКрым.Реалии 

http://ru.krymr.com/content/article/26909687.html

[ad#content]

 

 

 

 

Загрузка...

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Яндекс.Метрика