КЛАРИССА ПИНКОЛА ЭСТЕС. СКАЗКОТЕРАПИЯ 2

[ad#content]

КЛАРИССА ПИНКОЛА ЭСТЕС. СКАЗКОТЕРАПИЯ 2.

 Потеря шкуры -  это потеря целостности  души.

 

 

Во многих волшебных сказках человека заколдовывают и он превращается в зверя. Здесь мы видим обратное: животное начинает вести человеческую жизнь. Эта сказка позволяет проник­нуть в структуру женской души. Девушка-тюлениха, как и дикая природа женской души, есть загадочное сочетание, которое берет начало в животном мире и в то же время может приспосабливаться к людям и жить среди них.

 

В этой сказке шкура — не столько предмет, сколько символ состояния чувств и состояния бытия: неотъемлемого, исполненного души и родственно­го дикой женской природе. Пребывая в этом состоянии, женщина чувствует, что она полностью в себе, а не вне себя: ей не нужно следить за собой — то ли она делает, правильно ли поступает, верно ли думает.

Каждая женщина, надолго оторванная от дома души, в конце концов уста­ет. Иначе и быть не может. Тогда она снова ищет свою шкуру, чтобы возродить чувство самости и души, чтобы возобновить проницательное и необъятное знание.

Такая опасность грозит и тем, кто слишком долго трудит­ся, не получая передышки. Шкура, оболочка души, тает, если мы не умеем обращать внимание на то, что в действительности делаем, и особенно — на то, чего нам это стоит.

 

Мы теряем оболочку души, когда слишком заняты своим эго, когда страда­ем излишней требовательностью, когда без нужды муча­ем себя или одержимы слепым честолюбием, когда не удовлетворены — собой, своей семьей, окружением, обществом, всем на свете — и ничего не говорим и не делаем, чтобы это изменить, когда претендуем на роль неиссякаемого ис­точника для окружающих или не делаем всего, что в наших силах, чтобы себе помочь. Возможностей потерять оболочку души столько же, сколько женщин на свете. Например, в своей практике я встречала талантливых женщин, у которых причиной утраты шкуры стали взаимоотношения, им противопоказанные, а иногда и совершенно губительные. Чтобы их разорвать, необходимо проявить волю и настойчивость; и это вполне возможно, особен­но если, как это происходит в нашей сказке, пробудиться и услышать донося­щийся из нашего дома голос, зовущий к той глубинной самости, где таится непосредственная мудрость, целостная и доступная. Вернувшись туда и обретя ясновидение, женщина сможет решить, что ей необходимо и что она хочет делать.

Кража шкуры с отягощающими обстоятельствами может происходить и менее явно, когда у женщины крадут ресурсы и время, требуют её заботы и внимания. Мир истосковался по уюту, по женским грудям и бедрам. Он тянет тысячами рук, взывает миллионами голосов, манит нас, дергает и тащит к себе, требуя внимания. Порой кажется: куда ни повернись, повсюду в мире есть кто-то, кто в чем-то нужда­ются, чего-то хотят, к чему-то стремятся. В мире есть вещи, темы и люди приятные и притягательные, есть требовательные и гневные, а есть и такие, которые кажутся столь трогательно беззащитными, что помимо нашей воли нас переполняет сочувствие, и мы начинаем заливаться молоком. Но, если только это не вопрос жизни и смерти, найдите время и возможность и «на­деньте непромокаемый лифчик». Перестаньте быть молочной рекой. Поворачивайте к дому.


[ad#content]

 

Загрузка...

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Яндекс.Метрика